Елена Кибенко. Агнешка Цензартович. Неопровержимый FATF: Во избежание внимания органов финансового контроля к проведению операций с использованием зарубежных юрисдикций следует проявить максимальную скрупулезность //Юридическая практика. - 2012.- № 29

 

Специально для «Юридической практики»

Использование зарубежных юрисдикций украинскими бизнес-группами для оптимизации своей хозяйственной деятельности, помимо очевидных преимуществ, таит в себе и дополнительные риски. Как известно, неизменным компонентом данного процесса является использование зарубежных банковских систем для проведения расчетов/платежей в рамках бизнес-группы или с третьими лицами, в связи с чем могут возникать дополнительные риски. В частности, при наличии подозрений к операциям входящих в бизнес-группу компаний могут быть применены меры по борьбе с отмыванием денег, полученных незаконным путем.

Как показывает практика, негативные последствия от предусмотренных законодательством мер по борьбе с отмыванием денег часто испытывают компании, деятельность которых абсолютно не связана с отмыванием денег или финансированием терроризма.

Это происходит по двум причинам: а) из-за непонимания того, какие именно операции могут быть классифицированы зарубежным банком как сомнительные; б) из-за принадлежности компании/акционера/бенефициара к украинской юрисдикции (которая, формально не будучи включенной в «черный» список Группы разработки финансовых мер борьбы с отмыванием денег (FATF), тем не менее, часто рассматривается как юрисдикция, где меры по борьбе с отмыванием денег не проводятся на должном уровне). И если второй критерий является объективным, то есть не зависящим от бизнес-группы, то проблемы по первому пункту можно решать, проводя активную разъяснительную работу с менеджерами и финансистами компаний, вовлеченных в международные операции.

Рекомендации, безусловно, зависят от той юрисдикции, в которой проводятся расчеты. Тем не менее, путем анализа международных норм, а также ряда национальных законов (за основу при подготовке статьи были взяты законодательные акты Великобритании, Кипра, Испании и Латвии) можно попытаться вычленить некие унифицированные критерии сомнительных операций и определить действия, которые не следует совершать при осуществлении международных расчетов.

Прежде всего, следует учитывать, что компания, созданная за рубежом и входящая в украинскую бизнес-группу, изначально подпадает под усиленный контроль зарубежного банка вследствие сочетания таких критериев риска, как открытие счета клиенту, не вступающему в личный контакт, либо открытие счета компании с номинальной структурой (использованием номинального сервиса).

Это означает, что к таким операциям изначально будет приковано достаточно пристальное внимание банка. Поэтому для снижения указанных рисков желательно установить личные контакты собственников/менеджеров компании с банком (встречи, звонки, электронная переписка), избегать применения номинальной структуры в тех случаях, когда это допустимо.

Итак, какие виды операций будут восприниматься банками с подозрением? Их можно сгруппировать в список:

— сделки, являющиеся экономически или коммерчески не оправданными;

— сделки, включающие депонирование крупных сумм наличных средств, что не согласуется с обычными операциями клиента;

— очень высокий оборот средств через счет, не согласующийся с размером его остатка;

— немедленное снятие средств сразу же после их поступления на счет;

— большая сумма активов, не соответствующая информации об этом клиенте и его хозяйственной деятельности;

— частое депонирование/изъятие наличности, не связанное с проведением хозяйственных операций;

— предоставление каких-либо гарантий/поручительств без видимых причин;

— нелогичная структура — многочисленные счета, частый перевод денег с одного счета на другой;

— несоразмерные суммы выплаченных штрафов, пени, процентов по кредитам и пр. (нормальными считаются штраф, пеня, проценты не выше 10 %);

— проведение крупных операций (зависит от вида хозяйственной деятельности, на практике под контроль подпадают операции от 500 тыс. евро);

— отправка денег по ошибке и последующий возврат;

— наличие счетов в нескольких банках в одном и том же регионе (городе);

— покупка/продажа ценных бумаг при обстоятельствах, которые не оправданы видом хозяйственной деятельности компании;

— поступление/отправка денег в страны, находящиеся в «черных» списках (наркотрафик, отсутствие законов об отмывании денег);

— разбивка платежей на мелкие суммы;

— несовпадение деятельности клиента с той, которая указывалась при открытии счета;

— несоответствие операций тем, которые обычно осуществляют компании, работающие в данном секторе;

— нет связи по номеру телефона, е-мейлу, оставленным для контактов с банком;

— клиент отказывается предоставить документ о происхождении или назначении средств, затягивает с его подачей (нормальным считается предоставление документов, информации в течение одного-двух рабочих дней);

— клиент предоставляет ложную или искаженную информацию банку.

Приведем несколько примеров из практики. Компания, зарегистрированная в британской юрисдикции, заявленная в банке как холдинговая и производящая в год платежи в объеме 200 — 300 тыс. евро, получает от другой компании из оффшорной юрисдикции средства на приобретение недвижимости на территории третьей страны в размере нескольких миллионов евро. В качестве основания платежа дается ссылка на инвойс с указанием его даты и номера. Такая операция, безусловно, была квалифицирована банком как сомнительная, что повлекло за собой неблагоприятные последствия для компании в виде отказа банка принять платеж и блокировки всех операций по счету. В итоге компания не смогла своевременно выполнить свои обязательства по договору купли-продажи, поскольку вынуждена была использовать другую, более сложную схему расчетов, что привело к наложению на нее серьезных финансовых санкций.

Как можно было этого избежать? При подготовке такой операции юристы компании должны были предварительно, до осуществления любых трансакций, связаться с банком британской компании и предоставить ему копию кредитного договора, по которому компания должна получить денежные средства. В платежном поручении от оффшорной компании обязательно должна была содержаться ссылка на соответствующий кредитный договор. Следовало предварительно выяснить политику банка по отношению к платежам из оффшора, в случае необходимости — поменять кредитора на компанию из более «благопристойной» юрисдикции. В банк должна была быть предоставлена краткая информация о компании-кредиторе (целесообразно было показать, что это компания группы, связанная с получателем кредита, кратко описать суть ее бизнеса). Следовало также согласовать с банком будущий платеж (показать проект договора купли-продажи, указать на то, что договор будет удостоверяться нотариально или регистрироваться, то есть еще и на этой стадии будет осуществлен контроль за источником происхождения средств).

Таким образом, при планировании любой крупной операции желательно заранее поставить банк в известность, предоставить копии документов, поясняющих ее суть, не дожидаясь получения запроса от банка. Принятие к сведению вышеупомянутых рекомендаций позволит уменьшить факторы риска, избежать проблем в работе с зарубежными банковскими системами и не привлекать внимание служб финансовой разведки.

КИБЕНКО Елена — д.ю.н., управляющий партнер ЮФ «Кибенко, Оника и Партнеры», г. Харьков,

ЦЕНЗАРТОВИЧ Агнешка — советник вице-министра юстиции Республики Польша, эксперт международной программы HEMOLIA, занимающейся разработкой правовых мер противодействия отмыванию денег, полученных преступным путем, г. Варшава