Елена Кибенко комментирует для "Инвестгазеты" ситуацию с коррупцией в Украине

Коррупция: украинский рецепт

Масштабы коррупции в Украине доказывают, что «механизм экономики» изрядно заржавел и требует срочной профилактики. Антикоррупционной. Смогут ли действия правительства изменить ситуацию?

Дария Рябкова и Елена Снежко
«Инвестгазета» №38, 14 октября 2011

«Я работал в стране, по сравнению с которой Россия белее белого. Это — Украина. Совершенно коррумпированная страна». Всего одной хлесткой фразой Леннарт Дальгрен, экс-гендиректор шведской компании IKEA в России, объясняет, почему украинцы до сих пор одни из немногих на континенте, кто не может покупать стильную, качественную и при этом дешевую мебель легендарной компании. «Я встречался с Кучмой в 2004 году и со всеми украинскими премьер-министрами по нескольку раз. И с Ющенко, когда он стал президентом, и недавно с Януковичем. Все они заявляли, что хотят нам помочь. Но мы не смогли договориться. Потому что в системе IKEA нет средств на подкуп, — говорил Дальгрен в интервью российским СМИ. — Конечно, проблема не в президентах или премьер-министрах, проблема в местных чиновниках. Да и с чего бы это земля в Киеве стоила в три раза дороже, чем в Москве или в Лондоне?!»

Сегодня у Дальгрена есть масса единомышленников. На прошлой неделе вице-премьер Андрей Клюев призвал транснациональные компании вкладывать деньги в производство в нашей стране. «Мы обращаемся к крупнейшим мировым корпорациям: создавайте производства именно в Украине», — заявил он вслед за подобным заявлением его коллеги Бориса Колесникова. Но призывов недостаточно: многие зарубежные компании не идут в Украину вовсе не потому, что не видят ее на экономической карте мира. Как и Леннарта Дальгрена, их останавливают беспрецедентные масштабы коррупции в Украине: западные компании, привыкшие не платить взяток, в нашей стране просто неконкурентоспособны. «Кроме уголовного преследования, у них просто нет возможности легально выделить бюджет «на коррупцию», поскольку компании работают исключительно в «белой зоне», — говорит Елена Кибенко, управляющий партнер юридической фирмы «Кибенко, Оника и партнеры». Согласно исследованию, проведенному Деловым советом «Украина-США», именно коррупция стала главной причиной того, что всего за полгода — со второго полугодия 2010 по первое полугодие 2011 года — процент компаний, собиравшихся инвестировать в Украину, упал с 59 до 46%.

Хуже всего то, что вопреки пылким обещаниям власти решить проблему коррупции в Украине, сдвиг происходит не в лучшую, а в худшую сторону. Не помогает ничего: ни антикоррупционный закон, вступивший в силу в июле 2011 года, ни внушительный пакет мер по дерегуляции экономики, на которые правительство возлагает такие большие надежды. Согласно опросам предпринимателей, ситуация с коррупцией в Украине становится все тяжелее. На прошлой неделе Виктор Янукович инициировал еще ряд законопроектов, которые должны снизить количество коррупционных схем в Украине. Но чтобы законы заработали, с коррупцией нужно бороться во всех вертикалях власти и в целом менять менталитет украинцев.

Коррупционные виды Вообще-то даже в западных странах коррупция не всегда считается злом. Еще в середине 60-х Самюэль Хантингтон, американский политолог, основатель и главный редактор журнала Foreign Policy, предложил оригинальный взгляд на коррупцию. По его мнению, коррупция может иметь позитивный экономический эффект, если система государственного управления работает неэффективно: в таких случаях коррупция оказывается полезной заменой верховенства права и работает как смазочный механизм для «ржавой» экономики. Вначале 90-х Дэвид Остерфельд, еще один американский политолог, продолжил эту мысль и предложил различать два вида коррупции — ту, которая ограничивает экономические возможности, и ту, которая их расширяет. В первом случае компании могут дать взятку, к примеру, чтобы защититься от конкурентов, во втором — чтобы «уговорить» чиновников не выполнять вредоносные для бизнеса законы или не давать им возможность затягивать процедуры и вставлять палки в колеса бизнеса. Первый вид коррупции приносит вред. Ставя компании в неравные условия работы, он мешает оптимальному распределению ресурсов (прежде всего денежных) среди участников рынка. Второй вид, или «расширяющая» коррупция, напротив, помогает рынку эффективно распределять ресурсы и в результате ускоряет экономический рост.

Проблема Украины в том, что она является уникальным сочетанием и первого, и второго, когда одна часть компаний «дают на лапу», чтобы устранить конкурентов с рынка, а еще часть — для того, чтобы суметь противостоять тормозящим развитие бизнеса инициативам. Причем ограничивающая экономические возможности коррупция не просто развита, а давно приобрела угрожающие масштабы и поразительные проявления. Такие, как в случае с коррупцией в Одесском порту. Согласно данным сайта Lb.Ua, в январе 2011 года начальники таможенных постов в одесских портах пригласили к себе руководителей транспортных и экспедиторских предприятий, работающих там, и сказали, что им придется неофициально платить наличными за каждый вывозимый контейнер. Такса за работу, озвученная таможенниками, — $200 за внутренний транзит и $500 — за импорт.

Из-за таких «тарифов» в работе таможни, налоговой, регистрационных и сотен других государственных служб, по оценкам Виктора Януковича, украинское общество ежегодно теряет 20 млрд. грн. Украину считают самой коррумпированной страной в Европе — более 90% предпринимателей, опрошенных компанией Ernst & Young, указали широкое распространение взяточничества в стране.