20 главных реформ по мнению ведущих украинских экспертов (Елена Кибенко приняла участие в опросе еженедельника "Комментарии")

 ЭКСПЕРТЫ ПРИЗНАЛИ ДЕНЕЖНУЮ РЕФОРМУ САМОЙ ВАЖНОЙ ЗА ВСЮ ИСТОРИЮ НЕЗАВИСИМОСТИ

КРЕПКИЕ РЕФОРМАТОРЫ 90-Х

Лидерские позиции денежной реформы 1996 года в рейтинге самых важных для страны экономических реформ были ожидаемы. Без собственной национальной единицы государство было не до конца сформированным. И как бы ни колебался курс гривни за прошедшие 15 лет, все равно она показала себя как довольно устойчивая денежная единица, говорит руководитель ИАЦ Forex Club в Украине Николай Ивченко. По словам главы совета Федерации работодателей Дмитрия Олейника, введение гривни способствовало росту экспорта и прекращению построения бизнеса на гиперинфляции, которая была чуть ли не главным источником доходов предпринимателей в середине позапрошлого десятилетия.

Реформы, которые заняли второе и третье места, тоже из далеких 90-х. Согласно опросу «k:», внедрение упрощенной системы налогообложения указом президента Кучмы в 1998 году — событие для экспертов гораздо более значимое, чем, к примеру, либерализация внешней торговли, налоговая и земельная реформы, которые длились годами. «Введение «упрощенки», невзирая на множество проблем со схемами ухода от налогообложения, способствовало сначала снижению уровня безработицы, а затем началу формирования в Украине среднего класса», — поясняет роль реформы президент Украинского аналитического центра Александр Охрименко.

Много голосов было отдано также и за отмену бартерных схем в начале 90-х. Однако вице-премьер Сергей Тигипко не склонен считать это большим достижением. «Распространение бартерных схем было обусловлено проблемами в банковской и налоговой сферах Украины. И после их решения бартер стал экономически нецелесообразным», — убежден он.

НЕЗАМЕТНЫЕ РЕФОРМЫ

Неожиданно высокие позиции заняла дерегуляция, проводимая нынешним правительством. Вот только получается, что правильные мероприятия, положительно оцениваемые экспертами, как-то сложно воспринимаются бизнесом, если тот до сих пор не чувствует на себе никакого послабления. Преимущественно из-за другого фигуранта рейтинга — Налогового кодекса. «К сожалению, простое упражнение сведения всех налоговых норм в один документ было заменено масштабным переформатированием налоговой системы. Кроме усиления налоговых органов, это новшество пока ничего хорошего не принесло», — отмечает исполнительный директор «CASE-Украина» Дмитрий Боярчук.

Главным претендентом на звание «реформа, которую мы потеряли» является обретение независимости Национальным банком. Сразу несколько экспертов в общении с корреспондентом «k:» с сожалением констатировали сворачивание самостоятельности банковского регулятора с приходом «бело-голубой» власти. Хотя еще несколько лет назад (под руководством Владимира Стельмаха) НБУ мог быть, пожалуй, образцом независимого центробанка.

В рейтинг попал и ряд «виртуальных», то есть ожидаемых от правительства реформ. По большому счету, низкие баллы за эти реформы означают оценку бездеятельности руководства страны на протяжении прошедших 20 лет независимости. Среди них ожидаемый Трудовой и Жилищный кодексы. «Те проекты, которые мы видим сегодня, никак нельзя назвать приемлемыми. Жилищный кодекс — это попытка законодательно ограничить конституционные права большинства граждан на жилье и распоряжение им по своему усмотрению, создание законодательных предпосылок для массового рейдерского захвата жилья. А Трудовой кодекс — попытка законодательно отбросить производственно-трудовые отношения к уровню середины XIX века. Несмотря на то что эти реформы должны были бы стать ключевыми за 20 лет независимости, их отсутствие лишь подтверждает, сколько времени потрачено зря», — говорит председатель Национального форума профсоюзов Мирослав Якибчук.

Самый же обширный список — это перечень «недореформ», начатых, но так и не завершенных. В первую очередь речь идет о пенсионной реформе и создании полноценного фондового рынка. Например, еще на этапе ваучерной приватизации под рынок ценных бумаг была заложена мина замедленного действия: скупленные несколькими десятками финансово-промышленных групп активы компаний не могли нормально торговаться и создавать предпосылки для работы с их ценными бумагами брокеров. «Но альтернативы практически не было — разве что продажа промышленных объектов зарубежным инвесторам и распределение денежных средств между гражданами Украины», — отмечает управляющий партнер ЮФ «Кибенко, Оника и партнеры» Елена Кибенко. Несмотря на то что правительство подпитывало фондовый рынок собственными облигациями, а затем постепенно создавало более цивилизованные правила игры, на сегодняшний день развитым его назвать сложно.

А это значит, что нет также фундамента и для еще одной масштабной реформы — пенсионной, суть которой должна заключаться не в повышении возраста выхода на пенсию, а в повышении самих пенсий. Что невозможно сделать без «второго» уровня, на который и завязан фондовый рынок в развитых странах.

Еще одна реформа с отрицательным знаком — это создание либеральных условий для работы на давальческом сырье. Соответствующий закон был принят парламентом еще в 1995 году. Тогда прежде всего отечественная легкая промышленность стала превращаться в один из мировых аутсорсинговых центров по пошиву одежды. Европейские бренды, производимые на наших фабриках, стали нормальным явлением. Вот только внутренний рынок это совсем погубило. По данным Федерации работодателей, сегодня не более 13% одежды, продаваемой в Украине, — отечественного производства.

Также незавершенной можно назвать реформу тендерного законодательства. «Очень большое значение имеет сам факт перехода к тендерным закупкам за государственный счет и переход к казначейскому обслуживанию бюджетных средств. Эти два решения сократили объем коррупции в бюджетной сфере на порядки», — отмечает вице-премьер-министр Украины Сергей Тигипко. Однако дальнейшее развитие ситуации в отрасли не впечатляет: коррупционные схемы пока так и не искоренены, несмотря на то что тендерное законодательство поддерживают в ЕС и Всемирном банке.

Однако самый большой экономический провал за годы независимости — это отсутствие внятной политики энергоэффективности. «Энергоемкость ВВП Украины значительно хуже, чем в среднем по европейским странам, а часть альтернативной энергетики в общей структуре потребления энергоносителей (без гидроэнергетики) составляет менее 1%. Значительный объем энергоресурсов, которые используются в промышленности, порождает низкую конкурентоспособность экономики. Мы недополучаем доходы в бюджет. Мы вынуждены больше импортировать иностранных товаров, усиливая макроэкономический дисбаланс. Отрицательное сальдо приводит к излишнему спросу на валюту и давлению на гривню», — поясняет важность проблемы член Совета НБУ и старший советник Альфа-Банка (Украина) Роман Шпек. По его мнению, любые другие реформы малоэффективны, пока излишнее энергопотребление высасывает все соки не только из промышленности, но и из всей экономики.

 

Источник